29.06.2017
Главное меню
Авторизация



Реклама
Осень в Коктебеле Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Автор: Yaninka   
29.01.2009 14:13
ОСЕНЬ В КОКТЕБЕЛЕ

Дорога серой ленточкой вьется по степным просторам, которые постепенно сменяются небольшими возвышенностями, перерастающими в подобия гор, сплошь укрытые густым еще зеленым лесом, который в свете утренней зари отливает чернотой.
Зеленые и сочные краски весны уступили место зрелой желтизне осенней хозяйки земли. Еще минутка и изумрудный пейзаж исчезает, уступив место рыжевато-желтому ситцу трав, который нежно обволок холмы – невзрачные, не поражающие глаз грозными фигурами и изваяниями, неинтересные в своей простоте для привередливого путника. 

И ВДРУГ………….
 
Очередной изгиб дороги и Биюк-Енишар и Узун-Сырт расступаются, открывая свои ворота, ведущие в Страну Голубых Вершин. И здесь, неожиданно, простота сменилась волшебством, невзрачность – неистовством, посредственность – буйством и разнообразием. Здесь и скальные шпили замков, дворцы и крепости, химерные стражники и сказочные животные, переливы цветов и красок. Взор манит лоснящееся от золотисто-серебряных бликов море, а в долине отдыхает верблюд, вокруг которого кипит и вращается многие века жизнь.

 
Здравствуй КОКТЕБЕЛЬ! Приветствую Вас очаровательные холмы и загадочный Кара-Даг!
Что же ты Земной владыка, гоняешь облака и тучи, почему не даешь Солнышку озолотить сказочную страну своими лучами? Кто тебя прогневил? Или же ты наконец-то решил послать земле живительную благодать? Но где же ты был все лето? А может ты лентяй и проспал все это время, а теперь наверстываешь упущенное?

…..

 
Нот быстрокрылый? – Прыжок твой стремителен, влажно дыхание;
Нет постоянства в тебе, вечно мятущийся ветр. О предводитель дождей,
Пригони облака грозовые с юга и сухость земли влагой живой окропи!
Ибо от Зевса ты в дар получил эту резвость парения в воздухе;
Чтоб собирать туч дождевые стада. Вслушайся в нашу мольбу,
О, блаженный, любимый жрецами, – дай утешение земле:
Дождь плодоносный пролей.

(Орфические гимны, Песнь Ноту)


О, Южный ветр, ты уже которые сутки гонишь облака с моря, днем – серые, а иногда и с чернотой, с наступлением же ночи они клубятся на темном пеплосе небосклона ошеломительно мягкой и воздушной массой. Позволяя увидеть страннику, слушающему песню ночи, химеры и призраки своего воображения: вот проплыл караван верблюдов, который сменился шествием черепах, а за ними двое влюбленных пролетают на воздушной карете. Они появляются ниоткуда, и кажись вот это – последнее, а дальше горизонт чист. Но оно пробежало, и снова появляется огромная кучерявая глыба, которая присоединяется к остальным, оседлым, на вершинах гор.

 
А Кара-Даг, сколько же ты сил потратил вчера на то, чтобы весь день удерживать собравшуюся канитель? Может быть, неискушенному путнику и казалось, что еще минутка, и ты отпустишь эту стихию буйствовать и орошать землю ливнем. Я в тебя верю, и ты меня не подводишь. Но еще целая ночь сражения и тут уж даже ты не в силах что-то изменить, и отпускаешь на волю грозу.

Дождевые нити окутали все горы, холмы и пригорки. Серость влажного тумана захватила в плен холмы поочередно то, обнажая, то, пряча их склоны. Небо освобождается от тяжести, от всей отрицательной энергии, которая собралась в воздухе. И вместе с ним освобождается душа, и новый день начинается с чистого листа с открытым и радостным сердцем.
И в который раз человек понимает, что счастлив – оттого, что идет дождь, оттого, что холмы золотисто-серые, а море штормит, оттого, что вечером, сидя на лестнице можно послушать шаловливое стрекотание сверчков и посмотреть на звездное небо. Потому, что просто живет, и может заметить и оценить эту сказку. А если может заметить – значит, он ЖИВЕТ и душа его чиста.

 
Гроза уступила место Солнцу, подул северный ветер – немного прохладный, но они помирились. И снова природа перевернула все на свой лад: Черное Море стало бирюзово-зеленоватым на фоне иссиня-черного неба, а выжженные травы Кара-Дага превратились в золотой бархат.
Следующий день небо озарило Землю солнечным светом. Солнышко уже готовиться к зиме – посылает земле мягкие и ласковые лучики тепла, которые нежно обволакивают тело, но в то же время предупреждают о скором наступлении холодов…..
***
 
Тропа уводит все дальше и дальше в горы. Она тянется вдоль обрыва над морем, то, спускаясь к берегу, где путника обдает дурманящий запах моря и водорослей, то снова поднимаясь вверх, и передавая в объятия солнышка и ветра. Позволяет любоваться последними цветами и ароматами осени.
   
 
 
На пути возникает Мертвая бухта, кажется, зловеще звучит, но на самом деле, там всего лишь никогда не бывает шторма, а море тихое и спокойное. За ней, взору открывается Тихая бухта. Они разделены мысом Хамелеон, который отличается своим непостоянством и капризами, но, не смотря на это, он любим.

 
Тихая в этот день волновалась, чайки надрывисто кричали и пытались поймать рыбешку. Что-то в этом пейзаже было колдовское и неистовое. Что-то, что, притягивая к себе, в то же время не позволяло надолго задержаться любопытному взору, и отправило на склоны Джан-Кутарана. Каменные изваяния, которого, приобретшие очертания крепости на обрыве, от одиночества покрылись яркими пятнами лишайников.

 
 

 
Но Тихая и здесь не останавливается, выталкивая из своих владений и говоря: «Вернешься еще сюда, и тогда откроюсь, но не сегодня…., не время еще….».
 
И путник вынужден покинуть ее владения, судьба ему приготовила сегодня другое приключение и тропа незаметно уводит его на Биюк-Енишар, перед этим заставив забраться на г. Ива. Золотой ландшафт изгибов ослепляет глаза и создает иллюзию мягкого ковра, в котором можно утонуть. Кара-Даг обнажил все свои зубцы и изгибы в цельной картинке. Облака клубятся всеми оттенками серого, изредка обнажая голубизну неба.
И ничего кроме этого места не существует. О, моя Киммерия, манящая своим колдовством страна…..
 
  
Постепенно землю окутывает вечер. Женщина и собака, уставшие, но счастливые возвращаются домой, где о них уже волнуются.

***
 Богиня утренней зари пробуждает землю. Во мраке предрассветной ночи она нежно и ласково начинает разгонять иссиня ватные облака. Незаметно окрашивая их в свой любимый цвет. Землю окутала звенящая тишина, которую изредка нарушает одинокий лай собаки и крик птицы зовущей взойти яркий диск. В абсолютной тишине и безветрии облака начинают свой утренний ритуальный танец, спеша оставить небосклон до вечера, открыв тем самым путь для Солнца.
В то же самое время на восточном горизонте начинается огненная пляска – карнавал, который можно сравнить с ритуальными танцами диких племен, поклоняющихся богу Солнца.
Сине-фиолетовые тучи начинают медленно кружиться, каждая пытаясь доказать, что она пышнее и переливистее. И вдруг, несмотря на это соперничество, подчиняясь только закону природы, их края украшает тонкая кружевная кайма отблесков золотых лучей. Это подарок Солнышка – благодарность за столь ранний и живописный танец.
 
 Поднявшись чуть выше, оно каждой из них преподнесло частичку себя, попрощавшись с ними до вечера.
 
Дальше, гуляя по небосклону, оно подарило тепло всему сущему – горам – осенние желтовато-багряные краски, просторам морского царя преподнесло платиновое сияние, позволило маленьким розово-белым барашкам гулять под небесным куполом.
 
 
 ***
И вот судьба таки свершила свой план, и настойчивый зов Тихой бухты и Хамелеона привел сюда двоих людей. Людей может и с разных планет, но в то же время таких похожих.
 
 
Она приняла их жаром солнечных лучей и утихомирила срывающийся верт, сделав его нежным и покладистым. Волны накатываются друг на дружку, гонятся одна за другой, и редко когда догоняют, разбиваясь со своей последней песней о берег, и приобретают предсмертный лик в виде морской пены. А может пена – это та русалка, которая полюбила мужчину земли и захотела стать женщиной. Она ею стала, но не смогла уберечь любимого, и злая колдунья превратила ее в пену.

 Узкая тропа Хамелеона поднимается все выше и выше, перенося путешественника в двуликий мир. А может она ведет в рай? – С обеих сторон обрыв, и оступиться нельзя. Она приближает небо и помогает разгадать загадку Киммерии, одурманивает головы путников озорством и бесшабашностью.
  
Под этим влиянием один высказывает предположение, что это чудо можно обойти по берегу, другой с такой же легкостью подхватывает эту идею и зовет за собой, тем самым, беря на себя роль главного, и снимает всю ответственность с девушки. Теперь она бредет позади, собирает цветочки и смотрит по сторонам, ни о чем, не думая и не беспокоясь, ведь рядом человечек на плечо которого можно опереться. Который бредет за ней в море по плоскому дну, чтобы поддержать ее, если она оступиться. Из-за чего получает подарок от взбалмошной волны – но эти двое просто счастливы, хоть и из разных миров. Чуть позже волна и ее обдала своей мокрой щедростью.
Вечер опустился на холмы, придав им синий оттенок, заставив две озябшие и мокрые фигурки, поторопиться домой.
В шуме грохочущего прибоя и свете маленьких серебристых точек можно было рассмотреть двух человечков которые, крепко держась за руки, быстро передвигались, направляясь в сторону поселка.
 
 На следующий день Солнышко дарило свое сияние ровно до точно определенного момента, затем, уступило место плачущему небу – это была прощальная прогулка по холмам и Кара-Даг снова начал собирать облачную пестроту серо-синих оттенков провожая ЕЕ дождиком. Но, позволив увидеть, напоследок, тонкую полосу багряного неба на закате, которую через время сменила тоненькая тесемочка растущей луны, с которой она очень долго беседовала, прося завтра озарить Страну Голубых Вершин солнышком. Для НЕГО. С горами она договорилась раньше.
Темное покрывало ночи укутало землю, унося «Южный» поезд на север….
15 сентября – 8 октября 2008

Туристическая карта Коктебеля

Карта Крыма. Туристическая

Карта Крыма. 

Туристическая карта Крыма.

Карта Крымских курортов. 

Обновлено 13.03.2010 20:30
 

Вы не можете комментировать этот материал без регистрации